Рекордный иск «Роснефти» из-за заголовка РБК. Что важно знать

Рекордный иск «Роснефти» из-за заголовка РБК. Что важно знать

«Роснефть» подала к РБК иск на рекордные 43 млрд руб. Поводом для него стал заголовок статьи, основанной исключительно на официальных данных

Рекордный иск «Роснефти» из-за заголовка РБК. Что важно знать

В четверг, 21 мая, РБК получил иск «Роснефти», поданный в Арбитражный суд Москвы, в котором госкомпания требует взыскать с РБК43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом для иска стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле.

В чем суть претензий «Роснефти»

В иске «Роснефть» требует признать «несоответствующими действительности» сведения, распространенные на сайте РБК14 мая, а именно заголовок материала— «Рязанский ЧОП получил долю в бывшем венесуэльском проекте «Роснефти», а также взыскать в пользу «Роснефти» с РБК компенсацию репутационного вреда в размере 43 млрд руб.

«Роснефть» утверждает, что в этом заголовке «помещена искаженная информация о содержании сделки». «Вместо отражения существенной информации о том, что контроль над венесуэльскими активами получен подконтрольным государству АО «Росзарубежнефть», фактически ответчиком создается впечатление о передаче активов подконтрольному истцу обществу— ЧОП «РН-Охрана-Рязань»,— говорится в иске.

На следующий день заголовок был изменен в связи с получением уточняющего комментария «Роснефти» на следующий: «Росзарубежнефть» получила бывший венесуэльский актив «Роснефти» через ЧОП». «Первый вариант заголовка абсолютно корректен, он был изменен не из-за неточности, а с целью отразить дополнительную информацию из комментария компании о технической роли ЧОП в сделке, который «Роснефть» смогла сформулировать только спустя сутки после запроса редакции. Рязанский ЧОП, который сейчас входит в структуру «Росзарубежнефти», получил бывший актив «Роснефти» в Венесуэле. Это факт из официального раскрытия информации. И заголовок РБК отразил этот факт»,— заявил руководитель объединенной редакции РБК Петр Канаев.

www.adv.rbc.ru

В изначальном заголовке не указывалось, что частное охранное предприятие (ЧОП) подконтрольно или имеет отношение к «Роснефти». Более того, в статье говорится, что ЧОП принадлежит «Росзарубежнефти».

«Причиненный репутации истца вред проявляется в утрате организацией положительного мнения о ее деловых качествах в глазах общественности и делового сообщества, создании искаженного восприятия фактического характера сделки по отчуждению венесуэльских активов истца, придания оттенка мнимости указанной сделке. Такая утрата может повлечь за собой потерю контрагентов, уменьшение количества заказов, нарушение договорных связей, т.е. в конечном счете вызвать потери имущественного характера»,— говорится в иске «Роснефти».

Как «Роснефть» рассчитала размер репутационного вреда

Сумму претензий «Роснефть» объясняет «худшей динамикой» акций компании на Московской бирже после выхода публикации РБК (17:16 мск 14 мая) в сравнении с отраслевым индексом ММВБ нефти и газа, говорится в иске. Так, с 17:15 до закрытия торгов (18:45) рост стоимости ее акций составил 0,4%, в то время как отраслевой индекс вырос на 1,5%. Таким образом, фактическая капитализация «Роснефти», которая на конец торговой сессии составила 3,679 трлн руб., оказалась на 43 млрд руб. ниже, чем еслибы котировки соответствовали динамике этого индекса, указывает компания. «До момента публикации статьи динамика котировок истца соответствовала среднеотраслевым»,— утверждает «Роснефть».

Торги акциями нефтегазовых компаний на Московской бирже 14 мая проходили без ярко выраженной динамики. Котировки «Роснефти» за этот день незначительно снизились— на 0,2%. В течение торгов цена акций колебалась, но непосредственно после публикации новости РБК (эта информация уже с утра не была новостью для рынка) цены на акции компании последовательно росли, поднимаясь от локального минимума вслед за оживлением на рынке нефти. Корректироваться вниз бумаги стали только после 18:00, когда «Интерфакс» опубликовал неоптимистичный консенсус-прогноз аналитиков по поводу результатов «Роснефти» за первый квартал 2020 года. В нем утверждалось, что 11 аналитиков инвесткомпаний и банков, опрошенных агентством, пришли к выводу, что за январь—март 2020 года компания получила чистый убыток на 90 млрд руб. против чистой прибыли в аналогичном периоде 2019 года в 131 млрд руб. На следующий день, 15 мая, «Роснефть» сообщила, что по итогам первого квартала 2020 года получила чистый убыток 156 млрд руб. в результате ослабления рубля и переоценки валютных обязательств.

В целом за 14 мая индекс ММВБ нефти и газа вырос на 1,4%. Он также изменялся в ходе торгов разнонаправленно, а своим вечерним подъемом был обязан резкому повышению котировок «Сургутнефтегаза»— с 17:15 мск до закрытия торгов они выросли более чем на 6%.

«Роснефть» строит свою логику на том, что, даже несмотря на то что котировки выросли по итогам соответствующего периода (компания утверждает, что с момента выхода публикации РБК и до закрытия торгов они выросли на 0,4%), они моглибы вырасти еще больше и быть среднестатистическими или сравнимыми с другими индексами, еслибы не публикация, замечает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов. «Однако это исключительно субъективное мнение, так как доподлинно невозможно установить, почему акции не торговались так хорошо, как тогобы хотелосьбы компании. И даже если аналитически какие-то эксперты рынка моглибы высказать такое предположение— никакое из этих экспертных мнений не пройдет тест, который предъявляется к доказательствам в арбитражном суде»,— указывает эксперт.

К томуже иск предъявляет сама «Роснефть», а акции не являются ее собственностью, указывает Данилов, они принадлежат конкретным акционерам. «Еслибы этот иск и мог существовать в каком-то более убедительном правовом виде, он должен былбы быть предъявлен акционерами «Роснефти» и содержать более крепкую аргументацию, почему котировки акций недостаточно выросли за этот период и почему акционеры считают, что это произошло исключительно из-за публикации РБК»,— подчеркивает он. «На данный момент иск выглядит скорее политическим или PR-ориентированным, нежели связанным с реальным желанием взыскать денежные средства»,— добавляет юрист.

Иск «Роснефти» к РБК на 43 млрд руб. при его справедливом и законном рассмотрении должен быть отклонен судом как минимум по двум причинам, заявил РБК адвокат Алексей Мельников, который ранее представлял интересы одного из журналистов РБК по другому иску «Роснефти», поданному в 2016 году. Во-первых, доказать, что именно из-за публикации РБК изменилась капитализация «Роснефти», практически невозможно, указывает юрист. Более того, если СМИ опубликовали достоверную информацию о компании, которая даже привела к каким-то негативным последствиям, то это проблема компании, а не СМИ. То есть в таком случае СМИ просто нужно будет доказать достоверность информации.

Во-вторых, российское законодательство и указания Верховного суда, основанные на правовых позициях Европейского суда по правам человека, запрещают предъявлять к СМИ материальные претензии, величина которых приведет к их закрытию, потому что независимые СМИ служат обществу и являются необходимым элементом демократического и правового государства, указывает Мельников. Требования «Роснефти» на 43 млрд руб. превышают выручку РБК за 2019 год (5,869 млрд руб.) более чем в семь раз, а чистую прибыль (3,6 млрд руб.)— почти в 12 раз.

«По моему мнению, подобными действиями «Роснефть» хочет в очередной раз предостеречь СМИ от публикации каких-либо неудобных для компании материалов»,— заключает Мельников.

Адвокат межтерриториальной коллегии адвокатов «Клишин и партнеры» Владимир Энтин отметил, что, согласно ст. 152 Гражданского кодекса деловая репутация является самостоятельным, нематериальным активом. «Если, по мнению истца, его активу был нанесен ущерб со стороны СМИ, должна быть доказана причинно-следственная связь между публикацией и ущербом— только в этом случае возможно привлечение к ответственности»,— объясняет адвокат. По его словам, если СМИ не использовало в публикации явно уничижительных слов или ложной информации, оснований для привлечения его к ответственности, согласно закону, нет.

«Мы восхищены оценкой влияния РБК на происходящее на российском и мировом рынках и намерены и дальше предоставлять нашей аудитории взвешенную информацию, помогающую принимать решения в бизнесе»,— заявил гендиректор РБК Николай Молибог.

О чем была статья РБК

В статье РБК рассказывается с ссылкой на данные Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий «Росзарубежнефти», стал владельцем 80% в Национальном нефтяном консорциуме (ННК). Через долю в этой компании «Роснефть» ранее участвовала в совместном с венесуэльской PDVSA предприятии, которое занималось добычей сырья в бассейне Ориноко.

Этот ЧОП, уставный капитал которого составляет 250 тыс. руб., был создан в 1999 году и до конца апреля 2020 года принадлежал «Роснефти». Как следует из данных ЕГРЮЛ, 30 апреля «РН-Охрана-Рязань» перешла в собственность «Росзарубежнефти», а 13 мая ЧОП стал владельцем 80% ННК.

28 марта «Роснефть» объявила, что ее активы в Венесуэле переданы компании, на 100% принадлежащей российскому правительству. Спустя несколько дней стало известно, что в день ухода «Роснефти» из Венесуэлы Росимущество учредило новую компанию— «Росзарубежнефть».

В иске «Роснефть» указывает, что «в отличие от РБК» ведущие информационные издания разместили «корректную» информацию о данной сделке в своих новостных лентах. И приводит, в частности, пример заголовка «Интерфакса» («Росзарубежнефть» получила долю «Роснефти» в консорциуме с активом в Венесуэле»). При этом подзаголовок у новости «Интерфакса» следующий: «Владельцем 80% ННК стал рязанский ЧОП «Роснефти», который перешел в собственность «Росзарубежнефти».

Данные новостного агрегатора «Яндекс.Новости» показывают, что первая новость про сделку с венесуэльскими активами вышла 14 мая в 10 утра на сайте «Интерфакса», на сайте РБК— в 17:16. Между этими двумя публикациями вышла серия статей о сделке в других, в том числе федеральных, СМИ, в заголовки которых был вынесен рязанский ЧОП.

Позже РБК новость с заголовком «Российское охранное предприятие получило контроль над венесуэльскими активами «Роснефти» выпустило, например, международное агентство Reuters. Но Reuters в своей публикации ссылается на данные «Интерфакса» и ЕГРЮЛ, а не на статью РБК.

«РБК убежден в достоверности и объективности опубликованной информации, основанной исключительно на официальных данных. Мы готовы отстаивать свою позицию»,— говорится в заявлении медиахолдинга.

Заявление РБК в связи с иском «Роснефти»

Общество

Несетли СМИ ответственность за «создание впечатления»

Согласно закону «О СМИ», редакция несет ответственность только за то, чтобы информация соответствовала требованиям закона, а не за то, как она была воспринята аудиторией, говорит один из авторов закона «О СМИ»— правозащитник, бывший глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов. «По закону СМИ не просто имеют право, а обязаны публиковать общественно значимую достоверную информацию, независимо от того, нанесет она вред чьей-либо репутации или нет». «Сокрытие такой информации незаконно, оно трактуется как злоупотребление правами журналиста»,— отмечает Федотов.

Управляющий партнер коллегии медиаюристов Федор Кравченко приводит разъяснение Верховного суда: оценка материала СМИ должна быть комплексной— при вынесении решения суду следует оценивать не только одну конкретную фразу, но и весь материал в целом. «Разумеется, если РБК распространил заголовок отдельно от статьи (например, в анонсах у новостных агрегаторов), а «Роснефть» нотариально зафиксировала этот заголовок, то будет проведена лингвистическая или комплексная психолого-лингвистическая экспертиза того, как могли понять эту фразу читатели. Психологи могут помочь «Роснефти» «натянуть» какие-то дополнительные смыслы, которые прямо в заголовке не звучат. Но эта возможность крайне ограниченна— СМИ отвечает только за то, что оно написало, а не за то, как его слова понимает читатель»,— добавляет Кравченко.

Как «Роснефть» раньше судилась со СМИ

«Роснефть» не первый раз судится с РБК. Весной 2016 года она подала иск на 3,179 млрд руб. как к изданию, так и к авторам статьи «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP».

Тогда более чем в 3 млрд руб. «Роснефть» оценила утраченный гудвилл из-за публикации РБК. Но в ходе судебных разбирательств сумма компенсации была уменьшена сначала в 8 тыс. раз— до 390 тыс. руб., а затем— до нуля, обязательство выплатить компенсацию было отменено. В итоге стороны пошли на мировое соглашение. РБК опубликовал сообщение с извинениями от имени руководства и журналистов.

В 2016 году Сечин также подал иск к газете «Ведомости» за публикацию «Сечин вьет гнездо в Барвихе». Тогда суд постановил, что публикация нарушает право на защиту личной жизни, она была удалена с сайта издания. В томже году глава «Роснефти» выиграл иск к «Новой газете», вынудив ее удалить публикацию «Секрет «Принцессы Ольги» с предположением о том, что он якобы может являться владельцем или арендатором яхты, стоимость которой многократно превышает его годовую зарплату.

В 2014 году Сечин судился с российской версией журнала Forbes и газетой «Комсомольская правда» за публикацию рейтинга руководителей российских компаний, в котором он занял первую строчку с оценкой дохода $50 млн. Этот иск он также выиграл, опровержение опубликовано в 2015 году.

Добавить комментарий

*

пять × один =