Счет на миллиарды: сколько украли из бюджета

Счет на миллиарды: сколько украли из бюджета

В год из бюджета крадут около 2-3 миллиардов рублей, оценивают в Счетной палате. Общий объем финансовых нарушений составляет сотни миллиардов рублей. Из-за бюрократии часть выделенных средств не может быть и вовсе освоена.

Объем украденных из российского бюджета средств оценивается в пределах двух-трех миллиардов рублей в год. Об этом заявил глава Счетной палаты Алексей Кудрин в интервью агентству РИА «Новости».

«По уголовным делам – это от силы до 2-3 миллиардов рублей в год, как правило, даже меньше», — сказал он, отвечая на вопрос об объемах воровства бюджетных денег в России.

Но общий объем финансовых нарушений, которые выявляют аудиторы, по его словам, исчисляется сотнями миллиардов рублей.

«Например, за 2019 год мы выявили таких нарушений примерно на 804 миллиарда рублей. Но примерно треть из них – нарушения бухгалтерского учета. Их исправляют по ходу проверок. Еще треть – это нарушения процедур закупок, которые не являются уголовными преступлениями», — пояснил Кудрин.

Глава Счетной палаты также добавил, что орган начнет переход к стратегическому аудиту в финансовой сфере.

«Это не значит, что мы отойдем от поиска и анализа финансовых нарушений. Надеюсь, даже расширим это направление за счет применения цифровых методов анализа.

Мы поставим для себя такой KPI – больше влиять на ситуацию в стране через разрешение системных проблем. И к середине этого года построим новую модель управления Счетной палатой»,

— пообещал Алексей Кудрин.

В декабре прошлого года, выступая с докладом перед президентом страны Владимиром Путиным аудитор говорил о другом нарушении при расходовании бюджетных средств. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин докладывал Владимиру Путину о неисполнении расходов бюджета в 2019 году на 1 трлн руб.

Основной причиной он называл в данном случае бюрократию.

По словам аудитора, «такого никогда не было». Так, по его словам, в прошлом году федеральный бюджет был не исполнен на 770 млрд руб. Цифра в 1 трлн руб., в частности, говорит о необходимости снизить «бюрократизированность некоторых процедур», заключал он.

«Что-то многовато», — отреагировал тогда президент на доклад главы Счетной палаты.

Наличие проблемы с расходованием бюджетных средств признавали и другие чиновники. Так, первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, например, отмечал, что если раньше было разрешено авансирование проектов, то казначейство в последнее время стало «отслеживать каждый рубль».

«Эти деньги никуда не делись, они создадут спрос в следующем году», — успокаивал Силуанов.

При этом вице-премьер правительства Константин Чуйченко, хотя и признавал, что правительство недовольно низким уровнем освоения средств на национальные проекты, — он составил 71% от годового плана, однако он призывал искать в этом и позитив. В частности, быстрое освоение денег могло привести к их разворовыванию, предполагал Чуйченко.

Активно критикуют в Счетной палате неэффективное расходование выделяемых из бюджета средств на развитие Северного Кавказа.

Кардинальных улучшений как не было, так и нет. Рабочих мест создано мало. Безработица — в два раза выше, чем в среднем по России, писало контрольное ведомство.

Всего в 2017–2018 годах было направлено 8,8 млрд руб. на социально-экономическое развитие по программе «Развитие Северо-Кавказского федерального округа на период до 2025 года». При этом из них 5,5 млрд рублей — это средства федерального бюджета. В итоге в 2017 году привлечено внебюджетных инвестиций на 22% от планового показателя, а в 2018 году — 36%.

При этом бюджетные субсидии предоставлялись регионам в основном на реализацию инвестпроектов, отмечала СП. Механизм их отбора и финансирования, по мнению контрольного ведомства, сложен, непрозрачен и сопряжен с коррупционными рисками.

Так, деньги получают акционерные общества субъектов СКФО, а федеральные органы при этом не имеют полномочий на участие в управлении их деятельностью.

В пример неэффективной работы аудиторы приводили Дагестан и Ингушетию. Так, в Дагестане соглашения с акционерным обществом в 2018 году не заключались. В Ингушетии вместо соглашения об осуществлении имущественного взноса заключалось соглашение о предоставлении субсидий.

Добавить комментарий

*

5 × два =